Синонимия


Синонимия
Синоними́я

(от греч. συνωνυμία — одноимённость) — тип семантических отношений языковых единиц, заключающийся в полном или частичном совпадении их значений. Синонимия свойственна лексической, фразеологической, грамматической, словообразовательной системам языка. Это характерное явление языков разных типов (см. Универсалии языковые).

Синонимия отражает в языке свойства объективного мира. Лингвистическая природа синонимии определяется различной степенью семантической близости языковых единиц и объясняется асимметрией знака и значения, их неустойчивым равновесием (см. Асимметрия в языке).

Известно несколько подходов к изучению синонимии: при одном в центре внимания оказывается тождество или сходство значений, при другом, опирающемся в значительной степени на логическую эквивалентность, — их полная или частичная взаимозаменяемость в тексте, при третьем — их оценочно-характеризующие, стилистические свойства. Существует узкое и широкое понимание синонимии соответственно как свойства языковых единиц полностью (узкое) или частично (широкое) совпадать по своему значению. Первое имеет большую ценность при адекватном перифразировании высказываний, второе — при уточнении содержания обозначаемого объекта и раскрытии различных его сторон.

Наиболее представительной и функционально разнообразной в языке является лексическая синонимия. Семантическая сущность синонимии — эквивалентность всего объёма значений лексических единиц («языкознание» — «лингвистика»), отдельных их значений («дорога» — «путь») или совпадающих сем значений («ключ» ‘источник, в котором вода выходит с напором, с силой’ — «родник» ‘источник, в котором вода просачивается на поверхность земли’). Это служит основанием различения полной (абсолютной) и частичной (относительной) синонимии.

Различаются два основных типа синонимии; семантическая (идеографическая) и стилистическая синонимия, выражаемая словами с одинаковой предметной отнесённостью, имеющими различную стилистическую характеристику: «верить» — «веровать» (книжн.), «странный» — «чудной» (разг.).

В функциональном плане синонимия выступает как способность языковых единиц благодаря тождеству или сходству их значений замещать друг друга во всех или определённых контекстах, не меняя содержания высказывания. Эквивалентные содержания синонимов находятся в отношении взаимной замены (двусторонней импликации): «Он стал языковедом» ↔ «Он стал лингвистом»; «Это был высокий юноша» ↔ «Это был рослый юноша». Степень синонимичности слов тем выше, чем больше у них общих позиций, в которых могут устойчиво нейтрализоваться несовпадающие семы их значений.

Важнейшими семантическими функциями синонимов являются замещение и уточнение. Замещение наблюдается чаще всего в следующих друг за другом частях текста и состоит во взаимной замене семантически адекватных единиц, что позволяет избежать однообразного повторения одних и тех же слов: «Академик Виноградов внес большой вклад в развитие отечественного языкознания. Его труды стали достоянием мировой лингвистики».

Уточнение состоит в раскрытии свойств и различных характерных признаков обозначаемых предметов и явлений действительности. Эта функция реализуется обычно в пределах одного предложения при близком, контактном расположении уточняющих друг друга частично эквивалентных слов. Необходимость уточнения вызвана тем, что обозначаемое в силу своей многосторонности не «покрывается» одним словом. Поэтому возникает потребность одновременного употребления нескольких синонимов, несовпадающие семы которых вскрывают в обозначаемом предмете новые стороны. Уточняться могут степень проявления признака, качества, свойства, действия и т. п. («Милостивый государь... бедность не порок, это истина... Но нищета, милостивый государь, нищета — порок-с. В бедности вы ещё сохраняете свое благородство врожденных чувств, в нищете же никогда и никто» — Достоевский), способ осуществления действия (ср. «погасить» — «задуть» ‘дунув, погасить’) и др. При этом возможны два типа контекстов синонимии: нейтрализующий, в котором различия синонимов не являются существенными с точки зрения содержания высказывания, и дифференцирующий, где в центре внимания оказываются их различия. В первом случае несовпадающие семы «суммируются» как дополнительные характеристики обозначаемого («Рядом был старый хороший товарищ, друг, с которым ничего не страшно» — Д. А. Гранин), во втором — противопоставляются, уточняя содержание мысли («А что, вы друг ему? — Друг не друг, а товарищ» — Ю. С. Семёнов). Ср. значения этих слов, складывающиеся из следующих сем: «товарищ» — [‘близкий человек’] + ‘большая степень близости’, ‘общественные отношения’, ‘род деятельности’, ‘условия жизни’, ‘общность политических взглядов’, ‘принадлежность к общественной политической организации’ и др.; «друг» — [‘близкий человек’] + ‘очень большая степень близости’, ‘личные отношения и интересы’, ‘привязанность, расположение’ и др.

Функция оценки и стилевой организации текста выступает как основная в стилистической синонимии. Эмоциональное выражение оценки основывается на различной стилевой закреплённости маркированных синонимических слов (выше нейтрального: высокое, поэтическое, книжное и др., ниже нейтрального: разговорное, просторечное и др.), что является основанием положительной или отрицательной квалификации обозначаемого объекта. Ср. «Должно быть, только на обильных кубанских просторах могла возрасти женщина... с такими огромными карими глазами, к которым больше подходило слово „очи“» (А. Гончаров) и «В гляделках, которые стыд глазами звать, — ни в одном ни искры душевного света» (Н. С. Лесков). Согласуясь стилистически и семантически с общим характером текста, т. е. с другими словами той же стилистической характеристики и общим содержанием высказывания, такие синонимы выполняют функцию его стилевой организации.

Наряду с лексической синонимией выделяются другие её виды: фразеологическая («капля в море» — «всего ничего» — «кот наплакал» — «раз-два и обчёлся», «и бровью — глазом — ухом не ведёт»), словообразовательная (семантическая эквивалентность морфем: не- — без‑/бес- («неграмотный» — «безграмотный»), ‑ун — ‑ёр — ‑ец — ‑ист («бегун», «боксёр», «гребец», «футболист») и грамматическая синонимия, под которой понимаются смысловая эквивалентность функционально тождественных грамматических форм («стакан чая» — «стакан чаю», «красивый» — «красив», «умнейший» — «самый умный», «запеть» — «начать петь») и синтаксические преобразования предложения, имеющие общее значение («Эту книгу написал он» — «Эта книга написана им», «Студент сдаёт экзамен профессору» — «У студента принимает экзамен профессор», «Она часто присутствует на собраниях» — «Она редко отсутствует на собраниях», «Он вошёл в комнату и поздоровался со всеми» — «Войдя в комнату, он поздоровался со всеми»).

  • Ковтунова И. И., О синтаксической синонимике, в кн.: Вопросы культуры речи, в. 1, М., 1955;
  • Балли Ш., Французская стилистика, пер. с франц., М., 1961;
  • Очерки по синонимике современного русского литературного языка, М.—Л., 1966;
  • Лексическая синонимия, М., 1967;
  • Золотова Г. А., Синтаксическая синонимия и культура речи, в кн.: Актуальные проблемы культуры речи, М., 1970;
  • Синонимы русского языка и их особенности, Л., 1972;
  • Шмелёв Д. Н., Проблемы семантического анализа лексики, М., 1973;
  • Бережан С. Г., Семантическая эквивалентность лексических единиц, Киш., 1973;
  • Апресян Ю. Д., Лексическая семантика. Синонимические средства языка, М., 1974;
  • Лайонз Дж., Введение в теоретическую лингвистику, пер. с англ., М., 1978;
  • Новиков Л. А., Семантика русского языка, М., 1982;
  • Filipec J., Česka synonyma z hlediska stylistiky a lexikologie, Praha, 1961.

Л. А. Новиков.


Лингвистический энциклопедический словарь. — М.: Советская энциклопедия. . 1990.

Синонимы: